0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Панкреатодуоденальная резекция: этапы операции, реабилитация

Панкреатодуоденальная резекция

Панкреатодуоденальная резекция – радикальный метод лечения, подразумевающий хирургическое вмешательство, чаще при злокачественном новообразовании поджелудочной железы. При операции удаляется головка органа, часть полого расширенного отдела пищеварительного тракта, желчного пузыря и начального отдела тонкой кишки. Операция Уиппла – сложнейшая процедура, результат часто напрямую зависит от профессионализма хирурга и оснащённости клиники. Иногда операция – единственный способ если не сохранить, то продлить жизнь больного.

Показания

Несомненным показанием к резекции – рак головки пищеварительной и эндокринной железы. Онкология двенадцатиперстной кишки, опухоль желчных протоков, аденокарцинома, псевдоопухолевый панкреатит, осложнённые образования поджелудочной железы – патологии, при которых оперативное вмешательство по методу Уиппла окажется эффективным.

Лечение показано больным, чьи раковые опухоли находятся в пределах поджелудочной железы и не распространены на близлежащие органы: печень или лёгкие. Перед радикальным методом лечения врач обязан провести необходимые процедуры для выявления опухоли.

Диагностика перед операцией

Разрешение на операцию даётся по результатам тщательной диагностики. Потребуются виды исследований:

  • Анализ крови на онкомаркеры;
  • Рентгенография для исключения метастазов в лёгкие;
  • КТ органов брюшной полости и забрюшинного пространства;
  • Эндоскопическая ретроградная холангиопанкреатография;
  • Эндосонография;
  • Контрастное рентгенологическое исследование кровеносных сосудов.

Техника операции

Собственно механизм по фрагментальному удалению железы рекомендовал новатор в области хирургии XX столетия Аллен Олдфайзер Уиппл. Приём знаменитого учёного помогал избавиться от участков, заражённых метастазами, оставив орган, но удалялся желчный пузырь, начальный отдел тонкой кишки и часть желудка. Сегодня существуют способы, по возможности предполагающие сохранение органов либо фрагментов. Пилоросохраняющая резекция – приём операции с сохранением пилорического отдела желудка. Методики панкреатодуоденальной резекции представлены сегодня широко, насчитывают более 100 модификаций. В любой отмечают обязательные этапы операции:

  • Удаление нездоровой доли железы и прилегающих органов.
  • Восстановление алиментарного канала, протоков пищеварительных желёз.

Первый этап

После вскрытия поперечным разрезом на первом этапе необходимо обеспечить доступ к поджелудочной железе отводом желудка кверху. Потом проводится мобилизация двенадцатиперстной кишки по Кохеру. Происходит рассечение пристеночной брюшины по правому латеральному краю кишки и высвобождение двенадцатиперстной кишки от заднего отдела брюшной полости методом отслойки мягких тканей без применения острых инструментов (метод тупой диссекции).

Холедох выделяют при помощи зонд-тампона от серединной до литеральной стороны, вводят палец в отверстие, соединяющее сальниковую сумку с брюшинной полостью позади протока, создавая противодавление. Желудочно-двенадцатиперстной сосуд пересекается между хирургическими зажимами и перевязывается специальной нитью. Аналогичным образом пересекается и перевязывается рядом с местом её отхождения правая желудочная артерия.

Потом оголяется венозный ствол, собирающий кровь от непарных органов, отводом общего желчного протока на сторону, и устанавливается возможность проведения хирургического вмешательства в полном объёме.

Позднее происходит удаление желчного пузыря и перевязывание протока, соединяющего желчный пузырь с печёночным протоком. Отдел протока, находящийся над двенадцатиперстной кишкой, носит название – супрадуоденальный, пересекают сверху при помощи сосудистого зажима, а снизу пайра зажимом.

Дальняя культя протока перевязывается нерассасывающейся натуральной ниткой. На расширенный отдел пищеварительного тракта перпендикулярно и на уровне угловой вырезки накладывается жом. Применяя хирургический аппарат для сшивания параллельно и отдаленнее жома, прошивается стенка желудка. В промежутке между устройством для сшивания и жомом орган пересекается электрокаутером. Дальний отдел желудка и начальный отдел тонкого кишечника отодвигаются вправо, обнажается отдел между головкой и телом поджелудочной железы, и на этой точке пересекается орган.

Тонкая кишка рядом с мышцей, подвешивающей двенадцатиперстную кишку, пересекается между линейным устройством для механического соединения тканей и зажимом. Ближняя культя перевязывается. Ближайший отдел поперечной ободочной кишки пересекается между зажимом и перевязывается так, чтобы снабжение кровью органа сохранилось. Мелкие соединительные ветви брыжеечной артерии и воротной вены соединяются и пересекаются. Устройство отправляется на морфологическое изучение операционного материала.

Второй этап

Используя эластичный зажим, дальняя культя тонкой кишки проводится в щелевидное пространство в брюшной полости, расположенное сзади желудка и малого сальника под сосудами. Медицинская трубка длиной 20 см вводится в Вирсунгов проток. Потом из железы он вводится в кишечный просвет. Кишка выворачивается слизистой прослойкой наружу на 3 см, пришивается к краю обреза железы узловым полиглеколевым швом. Потом кишка расправляется, её концом укрывается поджелудочная железа, накладывается следующий ряд швов, захватывающих капсулу железы и края кишки.

Формируют холедохоеюноанастомоз в месте расположения среза общего желчного протока. Тощая кишка соединяется с отверстием в желудке на отдалении, равном 45 см от среза. Соединение происходит на все пространство культи желудка двухрядным швом.

Энтеротомия выполняется напротив культи желудка. Накладывается шов Микулича, являющийся внутренним швом соединения полых органов. Нить, участвующую в формировании обратного ряда швов, переводят на фронтальную стенку и проделывают швы спереди, таким образом, завершая восстановление сообщения между расширенным отделом пищеварительного тракта и кишечником.

Завершается резекция введением назогастрального зонда. Рассасывающимися нитями на основе полигликолевой кислоты петля тонкой кишки пришивается к окну брыжейки поперечной ободочной кишки.

Реабилитация

Послеоперационный период отличается тяжёлой реабилитацией. После хирургической операции пациента переводят в реанимацию, где человеку предстоит провести не менее недели. Первые дни нормальные показатели уровня сахара в крови пациента поддерживают капельницы. Система обеспечит организм лекарственными средствами и витаминами, необходимыми для восстановления. Позднее больного переводят в палату, где возможно постепенно вставать. И смотря по состоянию, задумываться о предстоящей выписке, если не возникнет осложнений в виде абсцесса или инфекций.

Жизнь пациента уже не станет прежней. Врач подробно расскажет о диете и допустимом образе жизни. Осложнения после операции гарантированы. Больного будут преследовать тошнота, рвота, возможен диабет и геморрой.

Часто реабилитация после панкреатодуоденальной резекции проходит мучительно. Нередко болевой синдром после вмешательства настолько сильный, что назначают приём анальгетиков.

Больной должен проходить осмотр у онколога первый год раз в три месяца. Потом плановый осмотр осуществляется каждые полгода. План последующей терапии составляется, исходя из показаний онкоосмотров.

Диета

Питание после столь сложной операции должно быть правильным. Первые пару недель диета жёсткая, с постоянным контролем калорийности продуктов питания. Вначале пища готовится исключительно на пару, потом выполняют плавный переход на отварные продукты.

Впоследствии рекомендуется исключить полностью жирные продукты, острую и кислую, жареную пищу. Соль стоит ограничить – не более 10 грамм в сутки, учитывая её содержание в полуфабрикатах. Кофе, газированные напитки запрещены.

Питаться следует дробно и часто. Несвоевременный приём пищи провоцирует выработку сока желудком, что может привести к самоперевариванию и воспалению. Употребляемая пища должна быть тёплой.

Необходимое условие – приём дополнительных ферментов, замещая недостаток.

Последствия несоблюдения диеты могут серьёзно сказаться на здоровье человека, необходимо учитывать рекомендации лечащего врача.

Осложнения

Метод существует 80 лет и усовершенствован хирургами, операция Уиппла – крайне серьёзное вмешательство, риск осложнений после проведения велик.

Частым проявлением после резекции становится острый поджелудочный панкреатит оставшейся части органа. Неприятным результатом может быть – нарушение всасывания и переваривания пищи. Рефлюкс кислоты желудочного сока, язва желудка – заболевания, развивающиеся на фоне прошедшей операции.

Неправильно заживающая железа может спровоцировать утечку сока поджелудочной, что вызывает потерю аппетита и расстройство ЖКТ.

Для части больных панкреатодуоденальная резекция – единственный шанс выжить и прожить почти полноценную жизнь. Современный, а главное, своевременный подход позволяет избранным пациентам дожить до глубокой старости.

Панкреатодуоденальная резекция: этапы операции, реабилитация

Панкреатодуоденальная резекция (ПДР) в нашей стране остается малораспространенной операцией, хотя реальная потребность в ней как при опухолях поджелудочной железы, так и при хроническом панкреатите весьма высока. По публикациям в литературе можно говорить о том, что радикальное хирургическое лечение производится у меньшей части больных, кому это лечение показано [1,6]. Выявление рака поджелудочной железы в начальной стадии составляет от 10 до 30 %, а радикальное лечение возможно до 10 % больных [2,4]. Так, в США каждый год диагностируются более 29 000 случаев аденокарциномы поджелудочной железы. Из этих пациентов только 10–20 % имеют резектабельные опухоли, а 25 000 (83 %) пациентов умирают в течение 12 мес. после установления диагноза [6,7]. Смертность от рака поджелудочной железы в России среди мужчин составляет 10,7, среди женщин – 8,7 на 100 тыс. В структуре смертности населения России от злокачественных образований в 2004 г. относительная частота рака поджелудочной железы у мужчин – 4,6 % (6 место), среди женщин – 5,1 % (7 место) [3,5].

Объем оказания медицинской помощи в отделении неотложной хирургии не предусматривает изначально радикального лечения онкологических больных. Этим, согласно организации медицинской помощи в Российской Федерации, должны заниматься онкологические диспансеры. Но, к сожалению, имеется категория онкологических больных, которые поступают в дежурное хирургическое отделение, минуя амбулаторно-поликлиническое звено: либо самообращением, но чаще всего службой скорой помощи. Эта группа больных с так называемыми осложненными раками различной локализацией. Лечением этих больных и занимается отделение неотложной хирургии. К большому сожалению, эта категория больных увеличивается из года в год. Так, в России заболеваемость раком поджелудочной железы в 1995 г. составила 8,6 человек на 100.000 населения, что соответствует 3 % от всех злокачественных новообразований. Наибольшее число заболевших – лица старше 60 лет. За пятилетний период с 1991 г. заболеваемость раком поджелудочной железы у мужчин увеличилась на 7,4 %, у женщин – на 4,9 % [6]. Аналогичная ситуация с ростом онкологических больных, в том числе и раком панкреатодуоденальной зоны, отмечалась и в нашей клинике, даже спустя 20 лет развития медицины.

Цель исследования: ретроспективно оценить возможности панкреатодуоденальной резекции при лечении пациентов аденокарциномой головки поджелудочной железы в условиях отделения неотложной хирургии.

Материал и методы исследования

В период с 2006 по 2012 г. в 5 хирургическом отделении ГУЗ «Ульяновский областной клинический центр специализированных видов медицинской помощи», где располагается клиника кафедры госпитальной хирургии Ульяновского государственного университета, находилось на лечении 82 больных с опухолевидным образованием панкреатодуоденальной зоны. Заболеваемость злокачественными опухолями панкреатодуоденальной зоны продолжает увеличиваться. В 2006 году по 5-ому хирургическому отделению прошел 41 пациент с осложненным раком различной локализации, из них у 7 больных диагностирован рак поджелудочной железы, а в 2012 году таковых стало 87, из них 16 рак панкреатодуоденальной зоны (табл.1).

Таблица 1. Количество онкологических больных в отделении неотложной хирургии

Всего онкологических больных в отделении неотложной хирургии

Больные раком панкреатодуоденальной зоны

Пациенты поступали в стационар уже с осложнениями, основными из которых, характерными для рака поджелудочной железы, является гипербилирубинемия, почечно-печеночная недостаточность и масса других осложнений. Это можно объяснить отсутствием первичной профилактики рака поджелудочной железы и органов периампулярной зоны [5].

Из 82 пациентов у 64 пациентов был диагностирован рак билиопанкреатодуоденальной зоны (диагноз ставился на основании анамнеза, клинической картины, данных ультразвукового исследования (УЗИ) и компьютерной томографии, часть больных поступила с амбулаторного приема онкодиспансера с целью выполнения паллиативной операции по поводу механической желтухи). А у 11 пациентов был диагностирован псевдотуморозный панкреатит, осложненный гипербилирубинемией (диагноз ставился исключительно на данных анамнеза – это, как минимум, 3–4 эпизода острого панкреатита в прошлом, с нахождением больных, как правило, в отделении реанимации, злоупотребление алкоголем), и у 7 – киста головки поджелудочной железы, также осложненный механической желтухой (диагноз подтверждался данными УЗИ). Из 82 больных прооперированы были все 100 %.

Радикальная операция, панкреатодуоденальная резекция, выполнена 10 больным (8,2 %), и паллиативные вмешательства (наложение обходных билиодигестивных анастомозов, диагностическая лапаротомия) – 72 больным (91.8 %). Возраст радикально оперированных больных составил от 43 до 66 лет, из них 6 мужчин и 4 женщины.

Читать еще:  МРТ органов брюшной полости

Из 10 пациентов ПДР выполнена по поводу: 1 – псевдотуморозного панкреатита (гистологически – хронический склерозирующий панкреатит), 3 – рак большого дуоденального сосочка двенадцатиперстной кишки с прорастанием в головку поджелудочной железы, 4 – собственно рак головки поджелудочной железы (рис. 1), 1 – рак правой почки с метастатическим поражением головки поджелудочной железы, 1 пациентка с кистой головки поджелудочной железы, осложненной массивным артериальным кровотечением в желудочно-кишечный тракт (рис.2).

Рис.1. Рак головки поджелудочной железы, больной Ф.(и/б. № 445 от 24.02.2008)

Рис. 2. Киста головки поджелудочной железы, осложнённая кровотечением в желудочно-кишечный тракт, больная М. (и/б. № 2253 от 04.08.2009)

Все больные госпитализированы в экстренном порядке, в связи с развившимися осложнениями основного заболевания: 8 человек с явлениями механической желтухи различной степени выраженности (уровень общего билирубина при поступлении составлял от 82,54 ммоль/л до 235,62 ммоль/л), один с явлениями субкомпенсированного стеноза двенадцатиперстной кишки, одна пациентка с желудочно-кишечным кровотечением и анемией тяжелой степени.

Одномоментная операция выполнена 2 больным с опухолью головки поджелудочной железы без явлений механической желтухи. Противопоказанием к одномоментному вмешательству были: высокая гипербилирубинемия, длительность желтухи более 14 дней, явления почечно-печеночной недостаточности. 8 больным с механической желтухой и высоким уровнем гипербилирубинемии производились двухэтапные вмешательства. На первом этапе выполнялась декомпрессивная операция на желчевыводящих путях, имеющая целью снизить холемическую интоксикацию – 6 больным выполнено наложение холецистоеюноанастомоза с межкишечным анастомозом по Брауну, 1 – наложение холедоходуоденоанастомоза, 1 – дренирование холедоха по Вишневскому. Радикальная операция выполнялась на втором этапе, через 10–14 дней после декомпрессивного вмешательства. К этому моменту у больных наблюдалась либо нормализация, либо значительное снижение уровня общего билирубина.

После удаления панкреатодуоденального комплекса восстановление непрерывности желудочно-кишечного тракта и включение в него культи поджелудочной железы и желчного протока могут производиться разными методами. Ранее панкреато- и билиодигестивный анастомоз, с одной стороны, и дуоденоеюнальный анастомоз – с другой [4].

Панкреатодуоденальная резекция выполнялась по классической методике Whipple и предусматривала удаление комплекса органов, включающего головку поджелудочной железы, всю двенадцатиперстную кишку, не менее 1/2 желудка, дистальную часть общего печеночного протока. Реконструктивный этап панкреатодуоденальной резекции проводили в принятой последовательности: билиодигестивный, панкреатоеюноанастомозы и затем гастроэнтероанастомоз.

Панкреатоеюноанастамоз выполняется в модификации Галеева. Длительность операций составляла от 2 часов 45 минут до 4 часов 5 минут.

Что заставляет хирургов выполнять ПДР в отделении неотложной хирургии?

По статистическим данным, около 30 % больных умирают через месяц после установления диагноза, а средняя выживаемость составляет 6 месяцев [6,7]. В онкологических стационарах имеется очередь на выполнение данной операции, что увеличивает срок заболевания. Все это заставляет хирургов проводить максимально агрессивную хирургическую тактику при диагностированных опухолях панкреатодуоденальной зоны.

Однако, исходя из нашего опыта, кроме онкологических больных, существует категория больных, которым также необходимо выполнять столь сложную операцию, которой является ПДР. Это больные с псевдотумарозном панкреатитом, осложненным механической желтухой. А так же, как показал наш личный опыт, с кистами головки поджелудочной железы, осложненным кровотечением.

Летальный исход в раннем послеоперационном периоде (на 6–7 неделе после операции) отмечен у 2 больных. Причиной смерти послужила несостоятельность панкреатоеюноанастамоза. У одного больного ранний послеоперационный период осложнился развитием панкреатита, который был пролечен консервативно. Следует отметить, что острый послеоперационный панкреатит отмечался у 9 больных, в разной степени, так проводилась интенсивная профилактика до, во время и после операции. И лишь у одного больного не было признаков острого панкреатита – больной с псевдотуморозным панкреатитом, сахарным диабетом 2 типа, инсулинозависимым, на операции железа явно не функционировала. Из всех оперированных 8 больных выписалось в удовлетворительном состоянии на 16–48 сутки после операции. Отдаленные результаты удалось проследить у 6 больных в сроки от 2–5 лет – летальных исходов не было.

Панкреатодуоденальная резекция является единственным радикальным методом лечения: рака головки поджелудочной железы, рака периампулярной части общего желчного протока и большого соска двенадцатиперстной кишки. Значительно реже ПДР применяется: при псевдотумарозном панкреатите, абсцессе головки поджелудочной железы, пенетрации опухоли желудка в головку поджелудочной железы, кистах головки поджелудочной железы, осложненный кровотечением в желудочно-кишечный тракт.

Больные в отделения неотложной хирургии поступают поздно, на фоне развившихся осложнений, большинство из пациентов до поступления в хирургическое отделение 2–4 недели находились на лечении у терапевта или инфекциониста по месту жительства. Поздняя диагностика обуславливает низкий процент радикализма хирургических вмешательств.

Большой травматичностью операции, выраженной холемической и опухолевой интоксикацией, объясняется значительное число осложнений в послеоперационном периоде и высокая летальность.

Панкреатодуоденальная резекция по-прежнему относится к категории высочайшего риска опасных для жизни осложнений, которые лимитируют диапазон радикальной хирургии.

Все эти данные указывают на необходимость всестороннего изучения проблемы и, прежде всего, поиск путей рационального расширения границ радикальной хирургии рака головки поджелудочной железы и хронического панкреатита, осложненного желтухой, совершенствования оперативной техники и улучшения результатов.

Рецензенты:

Островский В. К., доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой общей и оперативной хирургии с топографической анатомией и курсом стоматологии ФГБОУ ВПО «Ульяновский государственный университет», г. Ульяновск.

Родионов В. В., доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой онкологии и лучевой диагностики ФГБОУ ВПО «Ульяновский государственный университет», г. Ульяновск.

Хирурги Республиканской больницы успешно провели 10-часовую операцию

5 октября 2011 года умер Стив Джобс — основатель корпорации Apple. Стив Джобс совершил революцию — он превратил компьютер в предмет быта, в то, без чего невозможно представить себе повседневную жизнь современного человека. Джобсу было пятьдесят шесть лет, в 2004 году у него был обнаружен рак поджелудочной железы

Рак поджелудочной железы считается смертельным. Шанс прожить хотя бы еще 5 лет — 10%. Джобс попал в списки «счастливчиков», у него оказалась операбельная форма рака. В июле 2004 года ему провели панкреатодуоденальную резекцию или операцию Уиппла. Тогда опухоль была успешно удалена. Джобсу не потребовалась ни химиотерапия, ни радиотерапия.

Рак поджелудочной железы – одно из самых агрессивных онкологических заболеваний, и статистика по продолжительности жизни больных остается одной из самых печальных. Данный вид рака является очень коварным заболеванием, потому что на ранних стадиях протекает всегда бессимптомно. Чаще всего на ранней стадии онкология выявляется случайно, во время визита больного к врачу по другим причинам, когда на МРТ или КТ случайно находят узел в поджелудочной железе. В остальных случаях пациенты обращаются к врачу уже с желтухой, если опухоль распространилась на желчные протоки.

Рак поджелудочной встречается нечасто и возникает примерно у 7 человек на 100 тысяч населения. Однако заболеваемость растет, и сегодня среди россиян выявляется около 18 тысяч новых случаев в год. Как правило, диагностируется заболевание на 3-4 стадии, только около четверти больных проживают 1 год от момента постановки диагноза. 75% пациентов погибают в течение одного года. При этом операбельная опухоль выявляется лишь в 15-18% случаев и тогда срочно проводится панкреатодуоденальная резекция (ПДР).

На сегодняшний день панкреатодуоденэктомия признана «золотой формулой» в лечении рака поджелудочной железы. Даже на поздних прогрессирующих стадиях этот метод позволяет значительно улучшить состояние пациента. Эта операция по удалению части поджелудочной железы требует высочайшего класса подготовки врачебного персонала и серьезного технологического обеспечения. По факту, такая резекция дает серьезный шанс на жизнь больным раком поджелудочной железы даже в самых запущенных случаях. Врачи уверяют: такое оперативное вмешательство куда как более эффективно, чем химическая и лучевая терапии.

Эффективность резекции подтверждена не только мировым опытом, но и многолетней практикой хирургов РКБ. ПДР в Республиканской больнице в 1993 г. впервые выполнил д.м.н., депутат Народного Хурала РБ, заслуженный врач РБ и РФ Галан Дамбиевич Гунзынов. В последующем его опыт переняли хирурги Гармаев Б.Г. (в н.в. — заведующий отделением гнойной хирургии РКБ), Содномов Ч.В., Быков А.Д. За последние 8 лет в РКБ выполнено 40 ПДР и две тотальные панкреатэктомии.

Что представляет собой операция панкреатодуоденальной резекции?

В процессе данного оперативного вмешательства выполняется удаление головки поджелудочной железы, части желчного протока, желчного пузыря и двенадцатиперстной кишки. В некоторых случаях резецируют часть желудка (привратник). После этого оставшийся сегмент железы, желчного протока соединяют с кишечником. Процедура в среднем занимает порядка шести часов.

Панкреатодуоденальная резекция в любых вариантах и условиях выполнения уже многие десятилетия остается для большинства хирургов объективно одним из самых технически сложных оперативных вмешательств, а субъективно – одной из сверкающих вершин хирургического мастерства. Не многие из оперативных вмешательств требуют от хирурга одновременного опыта диссекции патологически измененных тканей при различных вариантах анатомии, навыков контроля массивных кровотечений, шва структур пищеварительной трубки и сосудистого шва при уверенном и прецизионном их исполнении.

Одним из самых грозных осложнений во время данной операции является массивное кровотечение из крупных сосудов.

В начале 2019 года заведующий отделением гнойной хирургии Борис Гармаев вместе с хирургом-ассистентом Родионом Буянтуевым проводил панкреатодуоденэктомию, в ходе которой возникло подобное осложнение.

После разреза в области головки поджелудочной железы была определена опухоль размерами 4 на 3 см, каменистой консистенции, переходящая на крючковидный отросток. Решено выполнить ПДР. Во время туннелизации в области перешейка железы началось кровотечение из области подлежащих вен ввиду прорастания опухоли в данные сосуды.

Учитывая большие размеры дефекта, который затрагивал слияние трех больших сосудов, Борисом Гатыповичем были экстренно вызваны сердечно-сосудистые хирурги Владимир Ильинов и Булат Дугаров. Вместе с ними была выполнена пластика дефекта аутовеной, взятой из подкожной вены правой голени. Далее врачи отделения гнойной хирургии провели завершающие этапы операции. Данная методика, а именно пластика крупного сосуда собственной веной пациента, была впервые применена в условиях Республиканской больницы.

Пациент наблюдался в стационаре две недели и после выписан домой в удовлетворительном состоянии.

Гастропанкреатодуоденальная резекция

Гастропанкреатодуоденальная резекция (ГПДР) представляет собой операцию, суть которой состоит в одновременном удалении целого органокомплекса: головки поджелудочной железы, нижнего отдела желудка, двенадцатиперстной кишки, входящего отдела тонкой кишки, желчного пузыря, частично — желчных протоков и расположенных в данном сегменте лимфатических узлов. Целью операции чаще всего является (лечение) злокачественного процесса данной локализации.

ГПДР — сложное хирургическое вмешательство, результаты которого долгие годы были малоутешительными. В настоящее время техника операции тщательно отработана, что, наряду с современным оснащением и высокой профессиональной подготовкой хирургов, позволяет значительно снизить возможные осложнения и получать хорошие результаты выживаемости и качества жизни пациента в отдаленной перспективе.

Преимущества операции ГПДР в Центре хирургии «СМ-Клиника»

Высококвалифицированные специалисты с большим опытом клинической практики в данной области хирургии, применение европейских методик.

Современное оснащение клиники оборудованием и хирургическим инструментом лучших производителей.

Комфортные условия, возможности проведения полного комплекса послеоперационной восстановительной терапии.

Показания к операции

Подготовка к операции ГПДР

Операция выполняется в плановом порядке и требует тщательной подготовки и точной диагностики. Больной проходит полное стандартное обследование, включающее в себя комплекс лабораторных анализов, компьютерную томографию и УЗИ органов брюшной полости и грудной клетки, исследование на онкомаркеры, консультацию онколога, хирурга, кардиолога, стоматолога, терапевта и, в случае других хронических заболеваний, иных узких специалистов.

Мы предлагаем пройти все обследование в нашем центре, где оно займет 1-2 дня.

Больной госпитализируется в клинику накануне операции.

Техника проведения операции ГПДР

Для обезболивания применяется общий эндотрахеальный наркоз под контролем опытного врача-анестезиолога нашей клиники. Операция выполняется в два основных этапа:

  • 1 этап: удаление затронутых патологией части поджелудочной железы и прилегающих органов.
  • 2 этап: реконструкция соединений здоровых органов или их фрагментов для жизнеобеспечения организма.

Последовательность выполнения 1 этапа:

При мобилизации органокомплекса наши хирурги используют самые современные технологии лапароскопической (через проколы) или «без касания» (no-touch) мобилизации. Последняя технология позволяет значительно повысить радикальность операции.

Читать еще:  Причины развития хологенной диареи и методы борьбы

Сформированный таким образом органокомплекс удаляется одновременно, после чего оперирующий хирург переходит ко второму этапу.

Последовательность выполнения 2 этапа:

Для восстановления жизнеспособности организма необходимо сформировать четыре соединения (анастомоза):

  • Между культей поджелудочной железы и тонкой кишкой (в некоторых случаях — с задней стенкой желудка).
  • Между тонкой кишкой и сохраненными желчевыводящими путями.
  • Между тонкой кишкой и культей желудка.
  • Восстановление проходимости (анастомоз) тонкой кишки.

После реконструкции ЖКТ врач ушивает операционную рану, ставит дренаж, и больной переводится в палату интенсивной терапии.

Средняя продолжительность операции — 4-6 часов.

Не нашли ответ на свой вопрос?

Оставьте заявку и наши специалисты
проконсультируют Вас.

Первые дни после операции панкреатодуоденальная резекция (операция Уиппла)

16 августа 2018 года в НИИ Хирургии Вишневского мне была выполнена операция с весьма сложным названием панкреатодуоденальная резекция, которую далее мы будем именовать ПДР.

Этому событию предшествовала история, связанная с обнаружением у меня в области головки поджелудочной железы образования, которое было обнаружено на УЗИ поджелудочной железы, подтверждено другим УЗИ, МРТ, МСКТ, интерпритировано радиологами НИИ Вишневского, РОНЦ Блохина, и еще один раз идентифицировано эндоУзи. То есть с весьма высокой вероятностью образование там было.

Более подробно про период обнаружения, и диагностики и принятия решения я написал здесь и тут.

Операция является сложной, не вдаваясь в медицинские подробности, считается радикальной абдоминальной хирургией. Мне ее делала команда отделения хирургической гастроэнтерологии НИИ Вишневского 5,5 часов.

Ну, то есть представляете, 5,5 часов несколько человек решали задачу сначала разборки части пищеварительной системы, иссечения всякого лишнего, а потом уже сборки.

Первые сутки после операции человек находится в реанимации. Я очнулся в районе 14 часов, 16.08. Голова плыла, боли не было, в нос подавался кислород, из носа торчала трубка, которая тянулась в желудок. Зачем-то.

С правого бока свисали две трубки куда-то вниз. Моча также отводилась катетором, который был понятное дело где. В спину вставлена игла, через которую подается обезболивание и вот ты такой со всем этим делом приходишь в себя.

Отходняка от наркоза как такового не было, не тошнило, хотя, как я читал это бывает.

Регулярно подходят сестры, штука на руке постоянно меряет давление, ночь прошла в забвении, но даже как будто спал.

Из реанимации переводят на следующие сутки, если не случилось осложнений, в моем случае, видимо, не случилось и в 12 примерно дня 17.08 приехала каталка с двумя сестрами из отделения, которые научили меня переползать с каталки реанимации на каталку отделения. Процедура называется «Попа-плечи».

Первые сутки после реанимации. Сначала завезли в перевязочную, сменили повязки, потом разместили на кровать в палату, появились первые болевые ощущения в области раны — постоянная подача обезболивания была прекращена и осталась в реанимации.

В первые сутки я воспользовался услугой индивидуальный сестринский пост — это когда персонально за тобой ухаживает медицинская сестра, которая дает базовые основы того, что нужно делать в той или иной ситуации после операции. Ну и помогает в элементарным одеться, шею повернуть.

Часа через 2 после размещения в палате начало колбасить от боли, такое ощущение, что в животе сидел кот Хэлс и вертелся и царапался. Это закончилось тем, что мне привезли помпу с обезболивающим и жизнь снова начала налаживаться.

До вечера просто лежишь и с одной стороны капает обезболивающее, с другой — какая-то еще капельница.

Потом пришли два доктора и сказали: лежать — плохо. Ходить — хорошо. Вдвоем посадили меня в положение сидя и велели «встать и идти».

А как же, говорю, я в интернете читал, что после этой операции люди по нескольку дней в реанимации лежат, а потом еще несколько в палате.

«Меньше читать интернет надо» был мне ответ, иди уже.

Ну и я стал ходить. В первый вечер после размещения в палате. Потому что движение формирует кровоток и препятствует застоям каким-то там.

Сложнее всего вставать и ложиться. Ты все время в бандаже, справа болтаются «хвосты» — это дренажные трубки, по которым смотрят, что выходит в брюшину и нет ли кровотока. Никакой еды.

Начали пить и была задача к вечеру первых суток пустить мочу естественным путем, потому что водоотвод должен быть естественным. Получилось, но первые мгновения — это жесть, потому что там был катетер.

Ужасно спать. Потому что на спине. Потому что любое движение — это больно, хоть и не сильно. Постоянное обезболивание делает свое дело.

Вторые и последующие сутки после реанимации. На вторые сутки надо еще больше ходить. Еще больше пить. Надо начинать есть. Уже получается вставать и ложиться самому. В ход пошел питевой йогурт, вечером третьего дня после операции я начал есть кашу.

Держится температура 37,3-37,7, прыгнул сахар до 16, успокоили дозой инсулина. Это так ведет себе потревоженная железа, от которой оттяпали кусок. И вести себя странно она будет еще какое-то время.

В больнице каждое утро буднего дня обход. Заведующий отделение и лечащие врачи задают вопросы, смотрят на дренажи, температура и какие-то наблюдения. Медсестры по графику прокалывают фармподдержку — у меня три вида поддерживающих лекарств, на третий день включили антибиотик, на ночь дополнительное обезболивание. И все время вежливо и с вниманием. Это прямо вот очень впечатляет меня в этом госпитале.

На 4-й день мне сделали Узи. Вроде норм. Врачи говорят норм. Состояние улучшается. Сняли один дренаж.

На 6-й день сняли второй дренаж, днем держится небольшая температура 37,3-37,5 к вечеру спадает, утром нет. Говорят, пройдет.

Идет этап контроля осложнений. У этой операции довольно высокая вероятность появлений разного рода осложнений, которых хочется, конечно, избежать, но пока вот бдим.

При этом доктора начинают троллить на тему, не пора ли мне домой, уж больно резво перемещаюсь.

Вырезанное нечто уехало на гистологию, ждем еще неделю. Операция прошла планово, ничего сверхъестественного визуально не нашли.

Во Владимире друзья и Ольга ищут гастроэнтеролога, которого я хочу нанять как персонального врача, который вникнет в мой организм, в ситуацию и будет сопровождать с точки зрения реабилитации всего того, куда пришлось вмешаться хирургам.

В зависимости от результатов гистологии, при необходимости, будем составлять план действий по направлении онкологии.

Ну и чуть позже займусь планированием своей двигательной реабилитации.

Когда я принял решение делать эту операцию, то я почти нигде не мог найти описаний того, как проходят первые дни восстановления и, как показывает собственный теперь уже опыт, ничего особо страшного не происходит. А страшно бывает тогда, когда понимания нет.

Продолжаем продолжать. Вот.

УПД: Всего я провел в больнице 23 рабочих дня. Само по себе восстановление после операции заняло где-то 9 дней, по итогам которых уже зажила рана, сняли швы и можно было выписываться, но потом организм включил на неделю температуру 38, а еще через 7 дней случился гастростаз — это приостановка моторики желудка.

Это одно из наиболее распространенных осложнений по итогам операции ПДР и не является критичным, если находится под наблюдением докторов. Прошло через 3 дня.

07.09.2018 меня выписали и дальше начинается период домашней реабилитации.

Восстановление после протезирования тазобедренного сустава

Реабилитация после замены тазобедренного сустава делится на три послеоперационных периода: ранний, поздний и отдаленный. На первом этапе пациент делает простую гимнастику, учится передвигаться с костылями и принимать правильные положения. На втором этапе восстановления пациент занимается дома самостоятельно и посещает занятия.

Реабилитация после замены тазобедренного сустава делится на три послеоперационных периода: ранний, поздний и отдаленный:

  • Ранний период – стационар, первые две недели. В стационаре пациент делает простую гимнастику, учится передвигаться с костылями, принимать правильные положения.
  • Поздний – до двух месяцев после операции. Пациент занимается реабилитацией самостоятельно дома и посещает занятия. В этот период усилия направлены на восстановление мышц и обретение навыков решения бытовых задач.
  • Отдаленный – до полугода после операции. Продолжается работа с реабилитологом, физиотерапевтом. Пациент занимается ЛФК, восстанавливает работоспособность ноги, учится ходить без опоры.

Рассмотрим процесс реабилитации подробнее.

Как разрабатывается курс восстановления?

Первичную программу реабилитации обычно разрабатывает тот врач, который наблюдает пациента в послеоперационном периоде. После выписки она корректируется. Любые занятия, упражнения должны проходить только по той программе, которую назначил врач. Перед этим пациента обязательно осматривают, изучают рентгенограмму и результаты МРТ.

Не бывает стандартного реабилитационного курса для всех. Всегда программа составляется строго индивидуально, под каждого пациента.

В медицинских центрах для реабилитации используются медикаментозные и немедикаментозные методы восстановления. Чтобы предотвратить осложнения после операции, назначают противовоспалительные средства, антибиотики, обезболивающие.

Основная часть курса реабилитации – это ЛФК и терапия. Реабилитолог проводит тренировки, которые начинаются с простых упражнений с постепенным наращением нагрузки. Пациент от простых движений переходит к тренажерам и другому спортивному инвентарю.

Терапия включает много методик, самые эффективные из которых – физиотерапия, массаж, иглоукалывание, рефлексотерапия. Все это направлено на снятие мышечного напряжения, ускорение восстановительных процессов, избавление от боли, нормализацию сна и предотвращение осложнений.

Тазобедренный сустав – один из самых крупных опорных. При его замене удаляются связки, рассекаются и заново сшиваются мышцы, которые и буду удерживать эндопротез. Чтобы мышцы справлялись со своей функцией, их нужно тренировать и усиливать. Иначе протез может сместиться, что приведет к плохим последствиям.

Общие рекомендации на период реабилитации

  • В стационаре человек должен получить навыки безопасного передвижения и принятия положений тела, которые не вредят протезу. Так, нельзя класть ногу на ногу, поджимать ноги к туловищу во время сна, опираться на больную ногу, сводить колени во время сидения, совершать вращательные и сгибательные движения в области эндопротеза.
  • Нельзя сгибать бедро в оперированном суставе больше чем на 90°. Это представляет опасность вывиха.
  • В одной позе нельзя сидеть дольше 20-ти минут. Тазобедренные суставы во время сидения должны быть выше колен или на уровне. Не рекомендуется сидеть на очень мягких креслах. Стул должен быть твердый, прочный, со спинкой и подлокотниками, опираясь на которые, надо вставать.
  • Ложиться в кровать нужно следующим образом: сесть на кровать, потом приподнять ноги и повернуть их вместе с торсом к середине кровати.
  • Спать лучше на спине, а прооперированную ногу отводить на 20°, это расслабит мышцы.
  • Чтобы предотвратить нежелательные движения и повороты во время сна, между бедрами следует класть подушку или валик.
  • Во время занятий ЛФК нельзя принимать анальгетики. Пациент должен заранее настроиться на боль, через которую нужно будет совершать все упражнения. В противном случае можно просто не почувствовать, когда что-то пойдет не так.
  • В первые 1,5-2 месяца не рекомендуется водить машину.
  • Нельзя поднимать и переносить тяжести.
  • В первые недели после операции важно не допускать падения. Следует передвигаться очень осторожно, желательно, чтобы кто-то находился в эти моменты рядом и страховал.

Рекомендации, которые касаются ходьбы:

  • ходить медленно, по ровным и нескользким поверхностям;
  • делать одинаковые по длине шаги, время опоры на трость или ходунки – одинаковое для каждой ноги;
  • порядок подъема по лестнице: перед первой ступенькой ноги стоят вместе, далее – здоровая нога, оперированная нога, опора.
  • спуск по лестнице: опора, оперированная нога, здоровая нога.

Жизнь после эндопротезирования тазобедренного сустава

Рассмотрим подробнее три основных периода реабилитации после протезирования сустава, а также методы восстановления.

Читать еще:  Доппельгерц актив глюкозамин хондроитин капсулы 30 шт

Важно! Раннее начало восстановительных процедур – залог высокого качества жизни, защита от осложнений и травм.

Предоперационный этап

Еще до операции пациент готовится к реабилитации после нее: учится ходить с костылями и применять предметы для опоры, тренирует дыхательную и сердечно-сосудистую систему. Очень важно укрепить мышцы здоровой ноги, потому что после замены сустава на нее ляжет высокая нагрузка.

Ранний послеоперационный период

Главная цель в этом периоде – предотвратить осложнения, улучшить подвижность протеза. В первые три дня можно только лежать и только на спине. Оперированную конечность фиксируют в положении немного отведя в сторону с помощью валика. Стопа должна быть перпендикулярна голени, пальцы должны «смотреть» вверх. Три-четыре раза в день положение коленного сустава на 10-20 минут меняют при помощи валика. На бок можно поворачиваться только на здоровую сторону, это разрешается делать с четвертого дня. С пятого-восьмого дня можно лежать на животе.

Чтобы не спровоцировать сосудистые патологии, в первые семь дней после операции обе ноги обматывают эластичными бинтами, а потом еще семь дней повязку накладывают только на дневное время.

В первые недели пациент постепенно включается в двигательный режим, ему назначаются щадящие программы ЛФК. В этот период также нужно принимать антибиотики, а для улучшения качества жизни – обезболивающие и при необходимости седативные препараты.

Поздний период

Основной упор на этом этапе делается на повышение силы мышц ног, обучение подъему и спуску по лестнице с последующей отработкой техники, укрепление походки. В первые 1,5-2 месяца нужно передвигаться с костылями, чтобы организм «принял» эндопротез.

Отдаленный период

Через три месяца после операции начинаются реабилитационные мероприятия, направленные на то, чтобы максимально укрепить мышцы оперированной ноги и адаптировать пациента к обычной жизни и ежедневным делам.

Срок полного восстановления индивидуален. Он зависит от первоначальной патологии, из-за которой потребовалось менять сустав, возраста, общего состояния и др. В среднем на это уходит год.

Методы реабилитации, применяемые в процессе восстановления

  • Лекарственная терапия – антибиотики для профилактики инфекции в раннем периоде, обезболивающие, противовоспалительные. После этого – витаминные комплексы, препараты кальция, иммуностимулирующие лекарства.
  • Физиотерапия – методики для улучшения циркуляции крови, стимуляции обменных процессов, снижения боли и повышения тонуса мышц.
  • Гидрокинезитерапия – водные упражнения для того, чтобы разработать сустав, ускорить восстановление и снизить риск осложнений.
  • Криотерапия – холодолечение. Специальные формы, наполненные гидрогелем, охлаждают и на 15 минут накладывают на месторасположение эндопротеза. Это облегчает боль, снимает отечность.
  • Магнитотерапия – аппаратная методика для стимуляции микроциркуляции в тканях и ускорения заживления.
  • Электростимуляция – на ткани воздействуют переменным слабым током, благодаря чему мышцы сохраняют тонус даже при ограниченности двигательной активности. Улучшается лимфо- и кровоток.
  • Лазерная терапия для противовоспалительного эффекта, снятия боли и отечности.
  • Применение ортезов, если сустав нужно дополнительно стабилизировать. Ортез (бандаж) подбирает врач ортопед-травматолог. Это приспособление фиксирует сустав, разгружает его и корректирует функцию ноги. Нагрузка перераспределяется на здоровые участки, сроки лечения сокращаются.
  • Кинезитерапия – комплекс упражнений, который подбирается с учетом анамнеза, состояния пациента и ряда других факторов. Нагрузка постепенно увеличивается, используются ходунки, костыли, тренажеры. Эта методика позволяет вернуть двигательную функцию.
  • ЛФК, которой лучше заниматься под наблюдением тренера. Но в отдаленном периоде отработанные упражнения можно делать дома.
  • Массаж – показан при отсутствии острой боли. Проводится для того, чтобы усилить кровоток и насытить ткани кислородом для лучшей регенерации.

Грыжа – это отверстие или «слабое» место в мышцах передней брюшной стенки – так называемые «грыжевые ворота», – через которое под кожу выходят органы или жировая тк.

  • Хирургия
    • О центре
    • Врачи
    • Лицензии
    • Операционный блок
    • Стационар
    • Отзывы
    • Контакты
    • Цены
  • Наши ресурсы
    • Многопрофильный центр СМ-Клиника
    • Педиатрическое отделение
    • Центр пластической хирургии
    • Хирургическое отделение
    • Центр вакансий
    • СМ-Клиника г. Москва
  • Для слабовидящих
  • Общая информация
    • О холдинге
    • Юридическая информация
    • Карта сайта
    • Статьи
  • Контакты
  • e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

    Адреса в Санкт-Петербурге:

    Дунайский пр-т, дом 47

    пр-т Ударников, дом 19, корп. 1

    ул. Маршала Захарова, дом 20

    Выборгское шоссе, дом 17, корп. 1

    This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.

    Панкреатодуоденальная резекция в лечении опухолей билиопанкреатодуоденальной зоны

    Рубрика: Медицина

    Дата публикации: 27.02.2017 2017-02-27

    Статья просмотрена: 815 раз

    Библиографическое описание:

    Оморов, Р. А. Панкреатодуоденальная резекция в лечении опухолей билиопанкреатодуоденальной зоны / Р. А. Оморов, Р. К. Бейшенбаев. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2017. — № 8 (142). — С. 129-131. — URL: https://moluch.ru/archive/142/39657/ (дата обращения: 05.12.2020).

    Анализируются результаты 30 последовательно выполненных панкреатодуоденальных резекций. Общая летальность после операции составила 6,6 %. Ранняя диагностика рака ПЖ и БПДЗ, совершенствование хирургической техники, оптимальное дифференцирование хирургического вмешательства, использование в комплексе других методов лечения позволяет улучшить результаты панкреатодуоденальной резекции.

    Results of 30 pancreatoduodenal resections are analyzed. Overall lethality after surgery was 6,6 %. Early diagnosis of cancer of pancreatic head and periampullar zone, optimization of surgical policy and techniques, using other methods in complex improve results of pancreatoduodenal resections.

    Введение. Опухоли органов билиопанкреатодуоденальной зоны (БПДЗ) составляет около 15 % всех злокачественных новообразований желудочно-кишечного тракта и имеют тенденцию к увеличению заболеваемости [1,2].

    Раннее выявление злокачественных опухолей БПДЗ является одним из наиболее сложных вопросов лучевой диагностики. Правильная объективная оценка всех критериев местной и отдаленной распространенности опухолевого процесса влияет на выбор тактики лечения, а следовательно, на непосредственные и отдаленные результаты. На сегодняшний день единственным методом радикального лечения опухолей этой локализации остается хирургический, при этом операбельность при раке головки поджелудочной железы (ПЖ), по данным разных авторов, не превышает 20 % [3,4,5].

    ПДР в различных модификациях является операцией выбора в лечении рака ПЖ и БПДЗ. Летальность после этой операции пока остается довольно высокой, составляя по данным разных авторов от 5–30 %. Нужно отметить, что на протяжении многих лет регистрируется неизменно высокие показатели послеоперационных осложнений — 35–75 % [4]. Отдаленные результаты ПДР также неудовлетворительны, так по данным литературы продолжительность жизни после ПДР составляет 8–18 мес, 5-летняя выживаемость 0–16 % [5]. Химио- и радиотерапия не привели к существенному увеличению продолжительности жизни больных раком ПЖ и БПДЗ. Данные факты свидетельствуют о том, что ранняя диагностика и радикальной хирургическое лечение рака этой локализации до сих пор не получили должного развития.

    Решение проблемы лечения рака ПЖ, особенно проксимальной локализации, с позиции хирургии препятствует много дискутабельных и противоречивых положений. В частности, какой обоснован объем операции — стандартная, радикальная или расширенная ПДР, насколько приемлема паллиативная ПДР. В итоге имеется широкий диапазон взглядов в отношении не только допустимых и рациональных границ оперативного лечения, но и выбора метода операции, а также выбора метода лечения в целом.

    Цель исследования: улучшение непосредственных и отдаленных результатов лечения больных злокачественными новообразованиями БПДЗ путем оптимизации радикальных хирургических операций.

    Материал иметоды: клиника факультетской хирургии КГМА (ГКБ№ 1) обладает самым большим опытом в республике в радикальном лечении больных с опухолью БПДЗ, так с 1995 года успешно проведено ПДР у 30 пациентов. Нужно отметить, что ПДР относится к особо сложным в техническом плане операциям, ввиду особенностей анатомо-топографическим структурам в БПДЗ, требующие высокой квалификации хирурга.

    Материал для исследования вошли 83 пациента с опухолями головки ПЖ и БПДЗ из них 30 больным проведена расширенная ПДР по методу В. И. Кочиашвили, 49 больным были произведены операции билиодегистивного шунтирования, 4 –м пациентам констатировали неоперабельный случай. Объем операции был обусловлен распространенностью опухолевого процесса (стадии 4а и 4б), либо наличием у больного противопоказаний к выполнению ПДР (возраст, тяжесть соматической патологии). Операбельность определялось главным образом, отношением опухоли к расположенным рядом магистральным сосудам и отсутствием отдаленных метастазов, следовательно, на этапе обследования и выработки тактики лечения принципиальное значение имеет информация о взаимоотношении опухоли с прилежащими органами и кровеносными сосудами, а также о наличии или отсутствии отдаленных метастазов.

    Так среди 30 пациентов, которым проведено ПДР были преимущественно мужчины (28 –муж. 2-жен.пола), возраст которых колебался от 22 до 70 лет. У 24 из них имело место механическая желтуха, период от момента появления желтухи до операции составлял в среднем 18,6+-1,1 сут, средний показатель билирубинемии — 175+- 12 мкмоль/л.

    При подозрении на опухолевый характер желтухи проводили комплексное обследование, включающее: биохимические анализы крови, УЗИ, КТ, МРТ, ЭРПХГ, чрескожное чреспеченочные рентгенэндобилиарное вмешательства, исследования уровня опухолевых маркеров крови. Конечно, ряд вопросов относительно распространенности опухолевого процесса не всегда удается решить на дооперационном этапе, в таких случаях объем и тактику лечения оценивали интраоперационно.

    ПДР производили в классическом варианте без сохранения привратника по методу В. И. Кочиашвили (рис 1).

    Рис. 1. ПДР по В. И. Кочиашвили

    Причинами выполнения операции были: рак головки ПЖ — 21 больной, рак БДС-6, хронический псевдотуморозный панкреатит с преимущественным поражением головки ПЖ — 3 пациента. Ключевым моментом ПДР, зачастую определяющим исход операции, является обработка культи ПЖ. Терминолатеральный панкреатоеюноанастамоз сформирован у всех 30 больных путем погружения всего среза культи ПЖ в кишку. Большое значение придается технике оперативного вмешательства для предупреждения развития послеоперационного панкреатита и несостоятельности панкреатодигестивного соустья. Для этого необходимо выполнения следующих условий: минимальная травма железы, хороший отток панкреатического секрета, прецизионная техника формирования анастомоза с применением инертных шовных материалов и фармакологической защитой культи ПЖ.

    Важнейшим моментом операции является выбор шовного материала, мы в своей практике используем рассасывающий «максон» и нерассасывающий «пролен» № 6,0–5,0. Восстановление желчеоттока осуществляется формированием прецизионного гепатикоэнтеростомы с использованием указанных выше материалов.

    Специфические послеоперационные осложнения, связанные с техникой оперативного вмешательства, развились у 3-х больных. Частичная несостоятельность панкреатоэнтеростомы имело место у 2-х больных, которые закрылись после консервативного лечения, у одного чрез 30 дней после операции развилась желтуха с явлениями холангита, установлено стеноз гепетикоеюноанастомоза, повторная операция завершилась наложением транспеченочного дренажа. Умерших было двое (6,6 %), у одного во развилась явления печеночной недостаточности, в другом случае больному удалось произвести ПДР, но после выписки через 2 месяца имело место рецидив опухоли культи ПЖ.

    Таким образом, мы поделились опытом радикального лечения больных с опухолью БПДЗ, летальность после ПДР значительно снижена. Многие факторы могут способствовать уменьшению осложнений и летальности после этой сложной и травматичной операции. Прежде всего, это опыт и высокая квалификация операционной бригады, тщательная предоперационная подготовка и оценка состояния больного, правильное установление показаний к операции, улучшение хирургической техники и послеоперационного введение больного.

    1. Благитко Е. М., Добров С. Д., Толстых Г. Н. Характер оперативных вмешательств при опухолях периампулярной зоны // Анналы хирургической гепатологии.-2005.-№ 2.-С.142.
    2. Кубышкин В. А., Ахмад Р., Шевченко Т. В. Осложнения и результаты панкреатодуоденальной резекции // Хирургия.-1998.-№ 2.-С.57–60.
    3. Патютко Ю. И., Котельников А. Г., Косырев В. Ю., Сагайдак И. В. Пути улучшения переносимости гастропанкреатодуоденальной резекции // Хирургия.-2002.-№ 10.-С.29–33.
    4. Патютко Ю. И., Котельников А. Г. Рак поджелудочной железы: диагностика и хирургическое лечение на современном этапе. //Анналы хир гепатол. — 1998.-№ 1.-С.96–111.
    5. Bassi C., Falconi M., Molinari E. Reconstuctions by pancreaticojejunostomy versus pancreaticogastrostomy following pancreaticotomy //Ann. Surgeri. — 2005. — Vol. 242,№ 6. Р. 767–771.
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector